Военкор телеканала «Украина» Евгений Назаренко: «Россия — это страна-террорист, и им безразлично, ты гражданский или журналист»

Во время войны все обостряется. Мирные жители, военные, волонтеры – каждый ведет бой на своем фронте. Как и военные корреспонденты, отправляющиеся в самые горячие точки, чтобы, рискуя жизнью, показывать правду по всему миру. Корреспондент телеканала «Украина» Евгений Назаренко считает, что работа военкора хоть и опасна, но проста. Евгений освещает события войны, которые развязала Россия против Украины, показывает преступления страны-агрессора и фиксирует ту силу и добро, которые демонстрирует украинская армия и украинский народ. — Евгений, расскажите, пожалуйста, какие условия работы военного корреспондента в войне России против Украины? — Условия абсолютно военные, и для меня не новые, потому что я почти всю войну проработал на Донбассе. Единственное, что сложно было поверить, что эта война не где-то в 700 км, а уже почти у твоего дома. Потому что недавно ракета разорвалась в метрах 700-800 от нашего дома, попала в соседний дом. А так условия абсолютно идентичны тому, чем я занимался на Донбассе — это работа с военными, это фиксирование преступлений российской федерации, это та же тревожность и, конечно, немного страх, потому что и коллеги уже страдают мои. Вот и американского журналиста убили, и мой коллега из «Радио Свобода» получил контузию… Работать несколько тревожно, но ты понимаешь: если ты уже не на фронте, если ты не держишь в руках оружие, ты должен хотя бы делать все на своем информационном фронте. Собственно, этим я себя успокаиваю и это меня побуждает ездить во все опасные места. Потому что я знаю, что могу всей Украине, а в некоторых случаях и всему миру показать, что российская федерация делает с моей страной. В принципе, условия работы нормальные, иногда военные тебя пускают, иногда не пускают тебя, иногда стреляют по тебе, иногда нет. Условия, с которыми сталкивается каждый военный корреспондент. — В чем сложность такой работы? Что дается труднее? — Уже все дается нормально как журналисту. Как человеку, самое трудное, что ты никогда не знаешь, что будет с твоими родными, которые остались в столице. И пока ты где-то в разъездах, не дай Бог, прилетит где-нибудь снаряд или ракета в них. Сложно было и первые дни войны, когда я не очень понимал, что происходит, когда начали лететь ракеты по всей Украине. Был страх, и ты не знал, куда все пойдет. Но сейчас, когда ты видишь, что война благодаря Вооруженным силам Украины остановилась на рубежах, ты просто продолжаешь работать. Работа военного корреспондента очень проста. Она опасна, но проста – по факту, ты просто ездишь и снимаешь войну. Немного нужно творческого подхода. Ты просто едешь туда, где горячо, и снимаешь то, что видишь. Видишь какие-то разрушения или бой Вооруженных сил с оккупантом — снимаешь их. Все просто, но тебя могут убить. Это такая обратная сторона. — Евгений, что вас неприятно удивляет и приятно поражает? Может, вдохновляет? — Что неприятно поражает, конечно, это трагедия в Украине, смерти военных и гражданских людей. Возмущает тактика российской федерации, которую они используют на каждой войне: если у них не выходит военным путем, они начинают геноцид населения страны, в которой они воюют. Но то сопротивление, которое оказывает Украина, и вопреки всем травмам и смертям не сдается, только становится злее — это вдохновляет делать все от меня зависящее. Меня поражает, как весь украинский народ поднялся в борьбе против агрессора. Возможно, это такие банальные вещи, которые все и так говорят, но это действительно впечатляет и вдохновляет. Когда видишь очереди в военкоматы, видишь волонтеров или тех же трактористов, которые воруют военную технику России. Когда ты видишь херсонцев и мелитопольцев, которые выходят с флагами Украины на танки, это максимально впечатляет и вдохновляет тебя делать свою работу. Если человек вышел с флагом, голыми руками на танк, какой у тебя вариант не поехать на съемку в опасное место? Ни одного. — Что бы вы хотели сказать своим коллегам из иностранных СМИ? — Иностранных корреспондентов на самом деле здесь и так много работает, весь мир! Сюда ездят люди, которые уже видели не одну войну и могут воочию увидеть, что российская федерация творит с Украиной. Главное – называть вещи своими именами. И я благодарен, что иностранные СМИ так и делают: называют войну войной, российскую агрессию – российской агрессией. После смерти американского коллеги хочу передать своим иностранным коллегам просьбу не легкомыслить эту работу, у нас здесь действительно страшная война, с авиабомбардировками, ракетами. Надо быть осторожнее и не пытаться снимать российских военных, как делал погибший журналист, россияне не жалеют никого, бесполезно думать, что если вы из другой страны, здесь есть две стороны, «я могу и там, и там поснимать» —нет. С украинской армией проблем не будет, а вот россияне могут тебя просто убить. Это страна-террорист, и им безразлично, ты гражданский или журналист. Будьте осторожны, надевайте броник и каску! — Как бы вы описали эту войну одним словом? — Это слово «снова». Снова к нам пришли россияне, снова они хотят нас уничтожить. Снова россияне пришли захватить нашу территорию. И это будет продолжаться, пока мы окончательно не решим с ними вопрос, пока окончательно их не победим. Автор: Сергей Пономаренко

Продолжая просмотр сайта, вы соглашаетесь с тем, что ознакомились с обновленной политикой конфиденциальности и соглашаетесь на использование файлов cookie.
Соглашаюсь